У КОСТЕРКА
Сайт для увлечённых людей

Мнение Орнитолога на весеннюю охоту

 Прочитав данную статью, если честно, очень сильно задумался о правильности своего мнения о "Весенней охоте". В данном случае не хотелось чтобы читатели восприняли эту подборку как призыв к запрету охоты. А лишь основание на недопущение стрельбы "влет", по уткам, применению электронных манков и т.д: не голодный же год?

 

В начале своей исследовательской деятельности я сам охотился и осенью, и весной. Но вскоре научные наблюдения убедили меня весной ружье на болото не брать

Станете ли вы на своем подворье убивать весной уток или кур? Нет! Ведь каждая из них к

осени вырастит по десятку молодых! Почему же мы убиваем диких? Не свое — не жалко? Давайте же любить свой край и относиться бережно к природе. Чтобы запасы дичи не истощались, надо использовать их разумно.

Экскурс в историю

В странах Европейского Союза весенняя охота закрыта с 1980-х годов, на Украине — с 2004 г. В настоящее время весенняя охота запрещена во всей Европе кроме Мальты, Белоруссии и России (в ряде субъектов России весеннюю охоту перестали открывать, но на большей части территории страны продолжают). Забайкальский край — единственный пока регион, где весенняя охота не открывается в течение ряда последних лет (2004, 2006—2010 гг.). Вопреки распространенному мнению, весенняя охота на Руси отнюдь не является незыблемой традицией. Ее запретили еще в 1763 году и придерживались этого правила вплоть до конца XIX века.

 

Весенняя охота в те времена не была регламентирована. Первые серьезные ограничения были введены «Правилами об охоте» 1895 г. при императоре Николае II. В большинстве губерний охота допускалась только на селезней и была установлена ее продолжительность — с прилета до 1-го мая (по ст. стилю). В советское время первые новые правила охоты фактически подтверждали это. Старейший охотник Ю.Ю. Камеррер в интервью для «Российской охотничьей газеты» вспоминал: «В довоенные годы весеннюю охоту открывали с прилета дичи и на один месяц. Фиксированных дат не было. Все определялось ходом весны и фенологическими явлениями. Учитывали сообщения с мест егерей о прилете птиц. Например, если весна ранняя, то издавалось распоряжение об открытии охоты с 4 апреля. В этом случае закрытие охоты устанавливали 3 мая. Год от года сроки менялись, но общая продолжительность в один месяц сохранялась». Попытки противников весенней охоты полностью ее закрыть предпринимались не раз. Даже в далеком 1929 году ее умудрились запретить практически повсеместно, однако массовые обращения охотников и неподчинение запретам на местах вынудили вновь ее открыть уже следующей весной 1930 года.

В конце 50-х годов вновь появились сторонники запретов, но дискуссия, развернувшаяся на страницах единственного в то время охотничьего журнала, позволила сторонникам весенней охоты одержать полную победу.

Сейчас при рассмотрении новых правил вновь слышатся призывы к ограничению этой охоты. А причины все те же — отсутствие знаний и охотничьей этики у некоторых охотников, а также давление европейских стран.

Основные места зимовки восточно-сибирских охотничьих видов уток находятся на территории трех стан: Китая, Южной Кореи и Японии. В Японии и Южной Корее охота на водоплавающих птиц открыта только в зимний период, причем только на 11 видов уток, которые являются самыми многочисленными: крякву, чирка-свистунка, свиязь, шилохвость и др. На все виды гусей охота запрещена. А в Китае охота вообще официально запрещена.

Для многих может показаться невероятным, но в США и Канаде весеннюю охоту запретили еще в далеком 1913 году по рекомендации ученых, отметивших в начале XX века снижение численности птиц. И это позволило исправить ситуацию. Теперь осенью американцы собирают такой «урожай» гусей и уток, что им позавидует любой российский охотник. Численность практически всех видов пернатой дичи там неуклонно растет; гуси и казарки теперь встречаются даже на газонах в городах. Все это я видел воочию и поражался — у нас-то численность уток и гусей с начала XX века падает. Как же такое может быть? Ведь у нас людей намного меньше, чем в Америке, а «диких» мест намного больше!

К середине XX века численность дичи в Юго-Восточном Забайкалье упала в несколько раз. Это отметили орнитологи В. Ф. Гаврин и Н. В. Раков, изучавшие тогда миграцию водоплавающих на р. Аргунь. Они рекомендовали прекратить отстрел птиц весной, поскольку видели в этом главную причину возникшей проблемы. События разворачивались почти так же, как в Америке, но с одним существенным различием: к мнению ученых у нас не прислушались. Чем дальше, тем людей в Сибири становилось все больше и больше, а численность дичи падала все быстрее и быстрее. Но даже еще в 1970-х гг. дичи было очень много — «утка шла валом», как говорят охотники, «по одной птице не стреляли — били в толпу».

А кого стрелять-то?

Данные специальных исследований, проведенных как в Забайкалье, так и в других частях России и планеты, убедительно доказали: урон весенней охоты в десятки раз больше ущерба от самого отстрела птиц. Убийство одной утки весной равнозначно отстрелу двадцати-тридцати осенью. А мы привыкли считать, что причина в Китае, мол, там уничтожают наших птиц. Я хорошо знаю ситуацию в Китае, поскольку много раз изучал там птиц и на зимовках, и на местах гнездования. Действительно, Китай внес свою весомую лепту. Там официально охоты нет, но неофициально птиц ловят разными способами. Первый раз я попал на зимовки в 1992 году и был шокирован километрами сетей, расставленных на птиц. Но с тех пор ситуация в Китае значительно изменилась в лучшую сторону. Конечно, случаи браконьерства там есть до сих пор, но мы не имеем права упрекать соседей в этом: у них-то уровень нарушений снижается, а у нас, к сожалению, стабильно держится на высокой отметке. Теперь они на полном основании спрашивают меня: «Почему в Сибири уничтожают наших птиц?».

Экологи бьют тревогу: утки в Восточном Забайкалье исчезают. Это четко показывают сухие цифры ежегодных учетов птиц, осуществляемых учеными-орнитологами. Особенно сильно численность дичи сократилась за последние 10 лет в южной части края — приблизительно в 100 раз! Разумеется, причина столь невероятного падения заключается не только в неправильной организации охоты. Из-за десятилетней засухи с 2000 года высохло более 90 % степных озер и рек в Юго-Восточном Забайкалье. В 1990-е годы они обеспечивали корма и места обитания для миллионов пролетных и сотен тысяч гнездящихся птиц. Но исчезла вода — исчезли и птицы. Анализ ситуации показывает: из-за многолетних климатических циклов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке происходит периодическое перераспределение популяций и смещение путей пролета. Это вызывает временное (на 5—10 лет) увеличение дичи в одних частях бассейна за счет снижения в других. Во время засух условия обитания ухудшаются. Особенно сильно — в забайкальской степной зоне, где осадков и без того мало. В 2000-х годах часть птиц из Забайкальского края переместилась в Бурятию и на Дальний Восток, поэтому современная ситуация там, на первый взгляд, относительно благополучная. Засушливый период, вероятно, заканчивается, скоро в Юго-Восточное Забайкалье вернется вода, а с ней и птицы. Но будет их уже меньше, чем 1990-х годы — так же, как и тогда, вернулось меньше, чем было в предыдущие «влажные» 1970-е. И так шаг за шагом, цикл за циклом уже более ста лет снижается численность пернатой дичи в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Это видим и мы, это регистрируется и на местах зимовки наших птиц. Учеты в Китае, Японии и Корее демонстрируют неуклонное сокращение численности почти всех наших охотничьих видов уток и гусей, включая и таких обычных, как кряква и шилохвость.

Наши охотники по этому поводу переживают не меньше экологов, ведь все идет к тому, что стрелять скоро будет некого. «Скоро лебедей будет больше, чем уток», — сетуют они. Да, это так. По данным учетов орнитологов, весной 2008 и 2009 годов на верхней Аргуни пролетело приблизительно 10—12 тысяч лебедей, а уток — не более 7 тысяч! Из 35 видов отряда гусеобразных (утки, казарки, гуси, лебеди), отмеченных в Восточном Забайкалье, только один вид стабильно и быстро увеличивает численность — малый (тундровый) лебедь. Еще в 1980-х гг. встреча с лебедем была большой редкостью (не каждый мог похвастаться, что видел эту птицу), а теперь каждый год на многих степных озерах можно за раз увидеть более 500 лебедей. Почему? Ответ прост: уток стреляют, а лебедей — нет. Лебедь — птица в определенной степени священная на Руси; кроме того, с 1978 года он охраняется законом (включен в Красную книгу СССР, а затем — России). А на Дальнем Востоке чирок-клоктун «растет как на дрожжах» и уже значительно превышает по численности остальные виды уток. Он тоже в Красной Книге России. В общем, быстро растет численность нескольких охраняемых видов, а количество почти всех охотничьих видов падает.

Подождем до осени

Весной стрелять нельзя! Наши предки хорошо знали это простое правило. Но так уж случилось, что в конце XIX века запрет на весеннюю охоту на Руси сняли. И с тех пор наши запасы дичи тают, как свеча. И чем дальше, тем быстрее. Теперь все видят, что нарушение вековой традиции было огромной ошибкой.

«В чем опасность для наших уток? Стреляем-то пролетных» — спрашивают охотники. Увы, это не так. Тундра долго укрыта снегом, поэтому транзитным мигрантам в наши края незачем прилетать заранее. Они появляются тогда, когда у нас уже достаточно корма. А к этому моменту у многих местных пернатых гнездование уже в разгаре. Местные виды птиц прилетают всегда раньше, чем их более «северные» сородичи. Местные торопятся занять наилучшие для гнездования участки. Ради этого птицы прилетают задолго до того, как наступят благоприятные погодные и кормовые условия. Сразу же после прилета начинается беспокойная пора — формирование пар, дележ участков, спаривание, строительство гнезд… Местные птицы очень активны и неосторожны, поэтому часто попадают под выстрел, если в это время открыта охота.

Например, в Юго-Восточном Забайкалье гуси приступают к откладке яиц в конце апреля, а к началу мая многие семьи уже имеют законченные кладки. Весенняя охота в Юго-Восточном Забайкалье обычно проходила в конце апреля—начале мая. В силу указанных особенностей биологии птиц, весеннюю охоту в Забайкалье, так же, как и в остальных приграничных регионах, невозможно провести до начала гнездования местных.

По правилам охоты весной можно стрелять только селезней. Это знают почти все, но выполняют, к сожалению, немногие. Наши исследования показали, что весной самки уток составляют около 40 % в добыче забайкальских охотников. И каждая из них к осени, как уже было сказано, могла бы вырастить около десятка молодых уток.

Но все же весной основной урон популяциям наносит не сам отстрел птиц, а неизбежное при этом сильнейшее беспокойство пернатых. Если птицу потревожить во время строительства гнезда, то она улетит в поисках более тихого места, чтобы там начать строительство заново. При этом теряются бесценные дни, уходит лучшее время, необходимое для благополучного выращивания потомства. Если же спугнуть насиживающую самку, то яйца быстро остывают, и птенцы часто погибают, так и не вылупившись. Кроме того, в такие моменты незащищенные гнезда часто разоряются воронами и другими хищниками. А очень многие побеспокоенные самки вообще навсегда бросают свои гнезда и больше не возвращаются к ним, даже если с яйцами ничего не произошло. Своим присутствием и выстрелами охотники спугивают с гнезд большое количество птиц. При этом огромный урон природе наносится даже за один день охоты.

Осенью охотиться можно, это не наносит урона популяции (если, конечно, не превышаются нормы добычи). Это похоже на сбор урожая. Осенью подавляющую часть населения птиц составляет молодежь. Многие из них до весны не доживут, даже если их и не стрелять. Весной к нам возвращаются самые сильные птицы — это ядро-костяк, который должен обеспечить продолжение рода. Потеря каждой такой птицы — большой урон. Убивать весной — значит, съедать семена вместо того, чтобы их сеять.

Пролетных «северных» птиц весной также нельзя стрелять. Для них вторая часть миграции — это ключевой этап подготовки к размножению. Весной птицы прилетают к нам, преодолев огромные пространства, уставшие и истощенные. Для продолжения миграции и успешного гнездования им крайне важно иметь большой запас жировых ресурсов. Прежде всего, это касается самок.

Подавляющая часть транзитных мигрантов гнездится в тундре. Лето там, хоть и обильно кормами, но чрезвычайно короткое. Там все впритык: только прилетели — тут же надо отложить яйца; только птенцы встали на крыло — тут же надо улетать (зима на носу). Чтобы быть «в форме», пернатые делают остановки для кормежки и отдыха во время миграции. Восточное Забайкалье и другие южные районы Сибири и Дальнего Востока — важнейшие места отдыха и кормежки северных птиц перед трудным, многодневным броском над тайгой. Весенняя охота сопровождается сильным беспокойством. В результате птицы вынуждены досрочно покидать места отдыха и продолжать миграцию, не успев набрать достаточного запаса жира. Специальными исследованиями доказано: это приводит к многократному снижению успешности их гнездования.

По пути исправления

В 1999—2000 гг. в Канаде был проведен эксперимент — открыта весенняя охота на северных белых гусей на путях их пролета. При этом было проведено массовое мечение птиц передатчиками и другие детальные исследования. Результаты шокируют. Например, на места гнездования с зимовок прилетело в три раза меньше гусынь, чем в годы без охоты! А к гнездованию в 1999—2000 гг. приступило лишь 9 % гусынь — это в шесть раз меньше, чем в предыдущие годы!!!

В годы с весенней охотой степень упитанности сумевших приступить к гнездованию самок и количество яиц в их кладках оказались существенно меньше, чем в предшествующие годы. Такой же страшный эффект оказывает весенняя охота и у нас. Вот и получается, что осенью большинство самок возвращается к нам с севера без потомства. И так из года в год. В результате стрелять уже почти некого.

Конечно, утки исчезают не только из-за весенней охоты. Из-за растущей нагрузки людей на природу условия обитания диких птиц и других животных ухудшаются. В таких условиях сохранить птиц и другие природные ресурсы можно лишь путем организации их бережного и рационального использования. Это наглядно подтверждает положительный опыт США, Японии и многих других высокоразвитых стран.

Мы живем в век кибернетики и высоких технологий. Так почему же ведем себя, как люди каменного века? Они могли себе позволить не думать о будущем природы; мы же такого права не имеем. Чтобы иметь хороший прирост дичи, надо обеспечить ей максимально благоприятные условия для воспроизводства. Тогда будет, на что поохотиться осенью.

Основоположник российского охотоведения С. Бутурлин выступал категорически против весенней охоты, посвятив этой теме более десяти работ. Об этом писали и многие другие известные российские охотоведы и ученые-биологи. Уж кто-кто, а они знали прелесть охоты, понимали в ней толк и видели, как надо правильно ее организовать. Почему же при всем этом до сих пор весной охотятся в России? Да просто потому, что официально охота в стране по ряду причин разрешена, а подавляющая часть охотников — такие же, каким был я сам 20 лет назад. Лишь почувствовав весну, они бережно достают ружье и уже мечтают, как выедут на озеро. Не терпится поскорее размяться, стряхнуть с себя зимнюю усталость… И редко кто задумается, что природа тоже пробуждается и радуется. И не хочет крови.

Я знаю нескольких таких, как я, охотников. Они перестали стрелять весной гусей и уток еще задолго до официального закрытия охоты. «А как их можно убивать, ведь они прилетели птенцов выводить?!» — просто и внятно объяснил мне один из них.

Благодаря неоткрытию весенней охоты в Забайкальском крае, в предыдущие пять лет удалось остановить наблюдавшееся до того стремительное падение численности уток. В течение последних лет количество дичи оставалось, в целом, стабильным — птиц удалось сохранить, несмотря на продолжавшееся сильное ухудшение условий их обитания и осеннюю охоту. А численность гусей-гуменников, занесенных в региональную Красную книгу, увеличилась! И это огромное достижение, которого удалось добиться в Забайкальском крае, несмотря на позиции соседних регионов, где, к сожалению, весеннюю охоту продолжали открывать. Забайкальские ученые настаивают на продлении моратория на весеннюю охоту для восстановления истощенных популяций птиц и призывают к этому другие регионы. И если охоту вести разумно, с учетом биологических законов, то можно будет опять и охоту на гусей открыть, и значительно увеличить нормы добычи уток осенью.

Горошко Олег Анатольевич,
кандидат биологических наук, орнитолог,
зам. директора Даурского заповедника по науке

 

Ну и в довесок к этой статье: по моему глубокому убеждению, полный запрет целесообразно вводить только при  условиях:

1) жесточайшие штрафы при нарушении запрета.

2) Проведение мероприятий по восстановлению численности.

3) Единовременный запрет на всей территории России.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 935 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Районе Рецепты Югорские Из Насадки Фото Зимой Сохранить Сорам Zyd380 Без Портала Блины Анекдоты Выбрать Дома Под Сделать Про Чай Лодка Горячие супы Маринованные На Огурцы Щуки Ловить Сказки Встречи Снасти Чем Советы Что Виды Рецепты на ужин При Спиннинг Судак Валерьевич Зимней Архива Сергей Cx-22 9.9 (15) л.с. Котлеты Сентябрь Баню Рыбалке Охота Рассады Особенности Таёжным Охоты Блюда для детей Васильевич Надувная Теплице Овощей Качестве Рыбы По Рыба Воблер Лодки Щуку Компот На скорую руку Мотора Город ня-чанг. вьетнам глазами туриста Приманки Ловля Или Уход Руками Установка Помидоры Ханты-мансийска Оригинальные рецепты Зимняя Осенью Зиму Оружии Оладьи Пользователей Хранение Щука За Лодочный К чаю Город нячанг. вьетнам глазами туриста Рекам Рецепты на завтрак Не Пвх Костерка Кефире Июля Евгений Для Фотографии Даче Приготовить Всем Svat Прочее Огурцов Об Нло Юмор Урожай Леща Рыбалка Мотор Блюда из мяса 2016 г От Правильно Простые рецепты Бани Выращивание Семейством Hangkai Мототрансформер Заготовки Путешествуем Как Винограда Белые Ли Рыбалки Cheerson Такое Окуня Лодочного Сайта Полезные Рецепты для рождества 16 После Ловли 2018 г Абхазии Морская Яньшин Рецепт Выбор Секреты Своими Первый Возжаев