У КОСТЕРКА
Сайт для увлечённых людей

Розетки для сушки рук, инвалидная коляска для полета, и чай для ухода за обувью

11 мая 2021 - Антон Кудряшов
Розетки для сушки рук, инвалидная коляска для полета, и чай для ухода за обувью

На Тайвань в 1992 году мы летели сложно. Москва — Ташкент — Дубай — Дели — Карачи — Бангкок, пересадка на самолет компании "Тай" — полуторачасовой перелет над океаном и посадка в Тайбэе на островном Китае. Всё вместе — около суток. Над Дели кружили минут сорок. Позже выяснилось: на полосе загорелся наш "Ту-154" из Ташкента...

  Уставшие и вымотанные болтанкой, перепутавшие все часовые пояса, мы приземлились в Бангкоке, столице Таиланда… Единственное, что внесло оживление в этот трудный перелет, так это бесконечные пересказы друг другу истории, которая произошла с одним нашим народным артистом еще в Шереметьево. Очевидцев было двое — Володя Козлов и я. Поведали мы ее двум нашим приятелям, способным оценить пикантность ситуации, но театральная почта разнесла эту байку по коллективу за полчаса. А дело было так.

  Прошли мы таможенный и пограничный контроль. До вылета еще минут сорок. Кто пивко попивает, кто просто так слоняется. Я сижу, ковыряюсь в видеокамере. Вдруг в кресло рядом со мной падает Володя в приступе нездорового, с трудом подавляемого смеха. Тычет куда-то пальцем и выдавливает из себя:

   — Там такое… такое...

   — Где?

   — В сортире!

  Я протянул ему бутылку пепси, он отхлебнул, отдышался:

   — Войдешь в сортир — там наш слева стоит в предбаннике. Ты только не расколись, не спугни чувака...

  Вхожу в туалет. Слева у стены, спиной ко мне стоит наш и бубнит что-то себе под нос. Ничего смешного. Рядом с ним, согнувшись, Толя Иксанов — заместитель директора — завязывает шнурок на ботинке.

  Видно, опоздал я на репризу. А наш бормочет одну и ту же фразу:

   — Еле работает, твою мать, еле работает...

  Толя вышел, а я решил по-бытовому оправдать свой приход и пошел в сторону кабинки. В это время наш слегка повернулся, и я все увидел.

  Знаете, бывают такие большие черные электророзетки на 380 вольт? В них обычно включают полотеры. Розетка эта прикрыта крышкой на пружине — от любознательных. Так вот, стоит наш и сушит руки под этой розеткой — как бы подставляет ладони потокам воздуха. Мы встретились глазами, и наш завелся:

   — Ты представляешь, международный аэропорт называется! Сарай! Бардак! Она же почти не работает, эта фигня. Е-е-е-л-е-еле! — И он начал щелкать пластмассовой крышкой, будто это тумблер. — Нет, я тебе так скажу: не только этого аэропорта и этого города — этой страны не должно быть на карте!.. Неужели нельзя было повесить табличку: "Извините, еле работает"?! Нужно взять глобус, зарисовать нас белой краской и написать вместо названия страны: "Не работает". И все, и нет нас ни географически, ни политически. И изъять всякие упоминания о нас из всех энциклопедий. — И вдруг очень просто, без пафоса добавил: — Да нет, она почти не работает… ну так — еле-еле...

  Он продолжает делать пассы руками под электророзеткой, а я чувствую, что сейчас начну ржать, поэтому направляюсь к выходу. И наш вдруг очень строго и в то же время заботливо спрашивает меня:

   — А писать не будешь?

  Я, как на плацу в армии, отрапортовал:

   — Буду!

  Постоял я в кабинке, отдышался и бочком, бочком из туалета — в чрево несуществующего аэропорта несуществующей страны...

  До сих пор не дает мне покоя одна мысль: как понимать эти "еле работает" и "почти не работает"? Значит ли это, что розетка пусть чуть-чуть, но работала, хоть немного, но сушила? Вот в чем вопрос!

  Пятьдесят лет работает у нас в театре артист Иван Иванович. За неделю до поездки на Тайвань подходит он ко мне и спрашивает:

   — Юрка, как ты думаешь, мне палочку брать с собой?

  Иван Иванович еще во времена финской кампании ноги простудил и поэтому без палочки ему трудно. Странно, почему это вдруг накануне гастролей возник вопрос о палочке?

   — Иваныч, а вы что, уже выздоровели?

   — Какое там выздоровел!

  И Иваныч продемонстрировал печальное состояние своих конечностей: прошелся, сильно прихрамывая.

   — Тогда не понимаю вопроса.

   — Я боюсь, что эти, — он многозначительно показал на небо, — эти скажут: ну его на хрен, этого хромого, здоровых девать некуда. И больше никуда меня не возьмут.

  Вообще-то, Иваныч — человек незаменимый. Точнее, не так: Иваныч — человек, которым можно заменить любого актера. Он знает наизусть все роли из репертуара маститых артистов театра. Особенно пристально Иваныч следит за творчеством наших народных — Николая Трофимова и Евгения Лебедева. А поскольку и у того, и у другого иногда возникают проблемы с запоминанием текста, Иван Иваныч всегда на стреме. И если он идет по коридору и бубнит слова чужой роли, значит сверкнул ему софитик надежды со сцены, значит кто-то приболел или опаздывает на спектакль. При этом лично я не помню ни одного случая, когда бы постоянная готовность Иваныча к творческому подвигу была реализована в нашем театре. Тем не менее Иваныч, говоря словами персонажа, которого он мечтал сыграть всю жизнь, "пошел другим путем". Нет в Ленинграде-Санкт-Петербурге такой клубной площадки, такого красного уголка, цеха, жэка, где бы Иван Иваныч ни подхалтурил от Ленконцерта.

  Там-то ему и пригодился репертуар Трофимова — Лебедева. В общем, на таких, как Иваныч, держится театр, а сам Иваныч держится за палочку...

  Я в какие-то минуты бываю очень убедительным оратором. И все, что сам побоялся бы сказать в глаза начальству, выговариваю Иванычу, готовящемуся к поездке на Тайвань:

   — Иван Иваныч, как вам не стыдно, елки-палки! Вы прошли две войны от звонка до звонка и боитесь тех, ради кого воевали?! Вы один работаете в театре столько лет, сколько все наше начальство вместе взятое! И вы, как никто другой, имеете право посетить мавзолей генералиссимуса Чан Кай-ши — практически вашего ровесника!

  И полетел Иваныч на Тайвань с палочкой.

  В аэропорту Бангкока выяснилось, что нам предстоит здесь кантоваться часов восемь в ожидании самолета на Тайвань. Каждый был предоставлен самому себе, но нас попросили далеко не разбредаться, потому что возможен завтрак за счет проштрафившегося "Аэрофлота". Иваныч про халявный завтрак не расслышал и исчез за ближайшим киоском. Когда Иваныч был на виду у всех, он поигрывал палочкой, как будто это не подпорка, а так — реквизит заезжего жонглера.

  На самом деле передвигаться на своих двоих ему было трудно, как никому.

  Аэропорт в Бангкоке — это система длинных коридоров, находящихся на разных уровнях. Перепад между ними составляет метр — полтора.

  Преодолеть этот перепад можно на эскалаторе, а можно пешком по гладкому некрутому пандусу, сделанному так, чтобы удобно было катить тележки и чемоданы на колесиках. И на каждом углу стоят инвалидные коляски. Причем этих колясок в аэропорту больше, чем инвалидов на всем Тайване...

  Прошло какое-то время и представитель "Аэрофлота", сложив руки трубочкой, выкрикнул:

   — Артисты, пожалуйста, за мной, в кафе!

  Разновозрастная толпа уставших мужчин и женщин тронулась за элегантным молодым человеком и пошла вверх по длинному пандусу — в следующий зал. И вдруг...

  Из-за горизонта (говоря телевизионным языком, "из-за границы кадра") появился Иваныч — как будто пророс из верхнего коридора.

  Иваныч сидел в инвалидной коляске. Под ним находилась труппа БДТ — сорок пар удивленных глаз. На лице Иваныча застыл ужас. Ведь его беспокоило даже наличие у него тросточки, а тут он предстал перед всеми в инвалидной коляске! Стало быть, он уже и ходить не может?!

  Эта секундная немая сцена, этот стоп-кадр, вероятно, показались Иванычу вечностью. Он не выдержал. Его руки, державшиеся за резиновые колеса, дрогнули, и коляска с артистом покатилась вниз. С каждым мгновением набирая скорость, она врезалась в толпу и начала ее рассекать. Кого-то Иваныч сбивал с ног, кого-то успевал оттолкнуть руками. При этом вместо того, чтобы кричать "Поберегись!", он выкрикивал: "Покататься! Покататься!" Это должно было означать следующее: "Я — совершенно здоров, а в коляску сел для того, чтобы покататься! Всего-навсего покататься!"

  Иваныч повторял это слово, пока один из рабочих сцены не поймал злополучную коляску...

  И смешно, и грустно.

  Обязательно сниму все это когда-нибудь. Желательно — в Бангкоке. По дороге на Тайвань.

  И вот мы наконец гуляем по Тайбэю, главному городу Тайваня.

  И захотел Ник-Ник (Николай Николаевич Трофимов) купить в Тайбэе черный чай. Подходит он ко мне и просит написать на листке по-английски слово "чай". Я написал "пиеа", поскольку письменным английским владел еще хуже, чем устным. Бумажку он потерял и, попав в огромный, многоэтажный универмаг, стал вспоминать, как пишется этот самый "чай". И возникло в его воображении некое сочетание букв, которое в звуковом выражении оформилось как странное слово "мэа". Это слово он бережно понес на кончике языка к ближайшему продавцу.

  Есть у Ник-Ника в театре прозвище — Великий немой. Дело в том, что, забыв текст своей роли, он гениально компенсирует его отсутствие пластикой и мимикой, как в немом кино. Он умеет создать у партнера и зрителя впечатление, что тот либо чего-нибудь не расслышал, либо сам перепутал слова. В спектакле "Смерть Тарелкина" он должен был спеть такую фразу (в роли Расплюева):

Легче с дьяволом в тарелке,

  Все мертвы, а этот жив.

Великий немой выдал:

Легче… тушки-карабушки

  тра-та-лай-ла марабу!!!

После этого "марабу" весь театр долго не мог прийти в себя.

  Будучи феноменально музыкальным человеком, Ник-Ник замечательно уложил свои "тушки-карабушки" в размер забытой фразы. Зритель ничего не заметил...

  Положившись на свой опыт, Ник-Ник обратился к продавцу. Выяснилось, что слова "мэа" в китайском языке не существует, но есть какие-то сходные по звучанию слова. Служащие шестиэтажного универмага начали водить бедного Ник-Ника по этажам. Все, что напоминает "мэа", было предложено потенциальному покупателю вежливыми китайцами. Ему принесли подарочный набор засушенных гадов, фломастеры, носовые платки и многое другое. Среди прочего был показан и чайный сервиз. "Уже тепло!" — подумал Ник-Ник. Вспомнив то, что я ему написал, он попросил фломастер — в некотором роде тоже мэа, как выяснилось. Взяв листок бумаги, он изобразил наклоненный чайник, из которого льется струйка прямо в чашку. От струйки он провел стрелочку и нарисовал восклицательный знак.

   — Это мэа. Мэ-а!

  Китайцы радостно закивали и повезли Трофимова на эскалаторе на цокольный этаж. Там продавались продукты. Ник-Ника подвели к витрине, где были выставлены минеральные и другие воды.

   — … вашу мать! Это не мэа! — закричал Трофимов и в эту секунду на соседних полках увидел упаковки с чаем.

   — Вот оно мэа! Вот оно!

  Ник-Ник пожал руки продавцам и помахал им ладошкой, мол, топайте, мэа я нашел, спасибо, до свидания. Китайцы раскланялись и убежали.

  Осталось выбрать именно черный чай (а не преобладающий здесь зеленый). Но надписи-то все на китайском и английском языках! И снова пришлось Ник-Нику идти к продавцу:

   — Это — мэа, — сказал он, показывая на прилавок, — но мне нужен черный мэа.

  Продавец непонимающе закивал головой. Тогда Ник-Ник вспомнил, что обут в ботинки черного цвета. Человек хоть и не молодой, но очень пластичный, он начал вертеть носком ботинка почти у носа продавца, тыкать в ботинок пальцем и приговаривать:

   — Это — черный! Черный!

  Продавец взял Трофимова под руку и повез на шестой этаж. Естественно, что после этюда под названием "играю черный цвет", показанного Великим немым, его привезли в обувной отдел и подвели к полке, где стояли только черные туфли.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 812 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Лодочного Путешествуем Зимняя Правильно Семейством Мототрансформер 2018 г Щуку Огурцы После Особенности Юмор Рыбалка Дома На скорую руку Анекдоты Зимней Всем Костерка Hangkai Svat Морская Блюда для детей Cx-22 По Котлеты Без Охота Абхазии 9.9 (15) л.с. Фотографии Рыбалке Для Белые Сорам Ли Огурцов Рецепт Приготовить Блюда из мяса Как Таёжным Югорские Ловля Спиннинг Сайта Мотор Под Насадки Рыбалки За Советы Охоты Рецепты на ужин Руками К чаю Зиму Оригинальные рецепты Даче Компот Встречи Ханты-мансийска Из Лодки Заготовки Виды Или Урожай Нло Оладьи 2016 г Cheerson Полезные Не Рекам Сентябрь Чай Судак Рассады Портала Рыба Щука Ловить Оружии Возжаев Сказки Леща Сергей Бани Zyd380 Евгений Июля Город нячанг. вьетнам глазами туриста Первый Ловли Окуня Способы Что Сделать Рецепты Валерьевич Архива Снасти Лодочный Васильевич От Баню Овощей Выращивание Все 16 Хранение Секреты Прочее Яньшин Чем Приманки Установка Теплице Об Лодка Выбрать Винограда При Выбор Такое Горячие супы На Надувная Рыбы Фото Воблер Блины Сохранить Простые рецепты Перца Маринованные Помидоры Мотора Уход Районе Город ня-чанг. вьетнам глазами туриста Щуки Зимой Своими Осенью Пвх Рецепты на завтрак Пользователей Про