У КОСТЕРКА
Сайт для увлечённых людей

Олег Басилашвили - потомок Афанасия Никитина

4 мая 2021 - Антон Кудряшов
Олег Басилашвили - потомок Афанасия Никитина

В 1988 году, в начале перестройки, мы поехали на гастроли в Индию. Руководителем поездки назначен какой-то член обкома обновляемой Горбачевым партии. Перед отлетом в тропики — пилюли и прививки под лопатку, после которых актеры старшего поколения еле передвигают ноги. Слабость и недомогание, однако, не мешают всем нам производить закупки мелким оптом — шампанского, сильно пахнущей парфюмерии, заводных игрушек (в городе были скуплены все железные курочки-рябы), дешевой оптики, наручных часов в стиле "а вот у моего дедушки были часы!" и других отечественных товаров для забодания. То есть для продажи и обмена. Народная артистка СССР Валентина Павловна Ковель разъясняет:

   — Из Индии нужно везти только кожу и камни, камни и кожу! Мех в Индии — говно! Киплинга надо читать!

  Валентина Павловна. Всегда в хорошем настроении, яркая, умная, подвижная, безумно смешная и на сцене, и в жизни. Модница.

  Не знаю, как остальные, а я сразу решил слушаться во всем Валентину Павловну и "ударить" по коже и камням. Бомбей. Отель "Оберой". Олег Валерьянович Басилашвили — главный этимолог театра, то есть человек, способный объяснить происхождение любого слова.

  Вопрос:

   — Олег Валерьянович, а почему отель называется "Оберой"?

  Ответ:

   — Когда Афанасий Никитин совершал "хождение за три моря", пришел он в Бомбей. Надо как-то расположиться, обустроиться. Сам видишь, как они живут — четыре палки, сверху тряпка, и дом готов. Афанасию Никитину так не пристало. Он говорит Прошке, слуге: "Будем избу ставить, рой яму под фундамент". — "Одну яму рыть-то, ваше благородие? Или две?" — "Чего там, — отвечает Никитин, — обе рой!" Так был заложен отель "Оберой". Основатель — Афанасий Никитин. Вот так.

  Вопрос:

   — Олег Валерьянович, а почему город называется Бомбеем?

  Пауза. Ответ:

   — Град сей называется Бомбеем вот почему. Сошел Афанасий Никитин здесь на берег...

   — Да, да… это я уже знаю.

   — Не перебивай! Местные выскочили ему навстречу. Приветствуют, кланяются. И показалось Афанасию, что недостаточно аборигены прогибаются перед ним — русским первооткрывателем. И он заорал ихнему вождю: "Лбом бей!" Вождь упал на колени и давай — лбом о ракушки. А поскольку индусы плохо выговаривают букву "л", то вождь повторял вслед за Афанасием: "Бом бей, бом бей..." Вот и получилось вместо "лбом бей" — "Бомбей". Спасибо Афанасию Никитину!

   — Олег Валерьянович, а Австралия — это тоже благодаря Афанасию Никитину?

   — Не совсем.

   — Как так?

   — Тут дело в генетическом благородстве русского человека. В один и тот же день с Афанасием Никитиным высадился на материк австрийский маршал хер Австрал. И когда царь, указывая на карту, спросил Афанасия: "Ты открыл землю сию?", Афанасий ответил: "Не совсем, государь, землю сию открыли Австрал и я!"

  Вот и получилось — Австралия. Так и нанесли на карту. Ну и так далее...

  Олег Басилашвили был одним из моих любимейших артистов еще задолго до того, как я попал в БДТ. Избавиться от подражания ему мне стоило больших трудов. Как-то, еще учась в институте, я увидел его в роли Хлестакова и на следующий день угробил наш дипломный спектакль "Много шума из ничего", потому что пытался повторить все внешние приемы, ужимки и манки чужой, гениально сыгранной роли. Владимир Наумович Левертов — режиссер диплома резюмировал:

   — Олегу Басилашвили посвящается наш сегодняшний провал!

  Олег Валерьянович один из самых эрудированных артистов, с которыми мне посчастливилось дружить. Он обладает замечательными и довольно редкими для актера качествами — полным отсутствием снобизма, заносчивости и высокомерия. И еще — он артист, постоянно сомневающийся в себе, изводящий и себя, и своих партнеров вечным недоверием к кажущемуся успеху...

  Сказать, что Бомбей — город контрастов, значит не сказать ничего.

  Бомбей — город невероятных, чудовищных контрастов. Здесь не бедность соседствует с богатством, а нищета. Середины нет. Самое страшное — невероятная грязь. Грязь, так сказать, с большой буквы, везде и всюду.

  Плюс экзотические болезни и инфекции, не переносимые европейцами.

  Воду туристам рекомендуют кипятить не менее тридцати минут. За это время она почти вся выкипает, а на стенках чайника остаются белые сталактиты и сталагмиты. Когда я вернулся в Ленинград и показал свой чайник жене, она буквально потеряла дар речи. Этот чайник, а также спирт и одеколон, которыми приходилось постоянно дезинфицировать руки, спасли мне жизнь.

  Во время утреннего морского отлива тысячи индусов, стоящих на обнажившемся дне, медленно-медленно собирают в плетеные корзины ил. Говорят, это хорошее удобрение. Другие тысячи индусов на набережной, возле шикарного отеля, в котором расположилась наша труппа, бегают, прыгают, ползают вокруг тебя, идущего с бутылкой шампанского на забодание, и просят милостыню. Страшное зрелище. К тебе тянутся руки (у кого их две — это хорошо), покрытые язвами, и требуют денег.

   — Нету, ребята, денег. Нету… пока! Ноу мани, ноу! — кричали мы с моим другой Володей Козловым, пробираясь сквозь толпу нищих и калек.

  Миновав тех и других, забегаем за угол и начинаем протирать руки одеколоном. Бежим дальше. Ага, вот эта улица, вот этот дом — начинается район магазинчиков, лавок и торговых рядов. Бегают мальчишки, заподозрившие в нас русских, и кричат (хотите верьте, хотите нет):

   — Вова, купи х, ню! Вова, купи х… ню!

  То, что они предлагают купить, другим словом, впрочем, и не назовешь. Иду и думаю, что же это был за Вова, который все это скупал? Но тут подъехал целый экскурсионный автобус этих наших Вов и начался обмен нашей… на ихнюю… Вечером Олег Валерьянович Басилашвили высказал свою догадку происхождения этого рекламного лозунга. Его версия на сей раз оказалась не связанной с Афанасием Никитиным:

   — Это же самое распространенное выражение у моряков и туристов! Заходят, к примеру, двое наших в лавку. Один другого спрашивает: "Ну, че, будем покупать?" А второй в ответ: "Да ну, х… ня!" Вот индусы и думают: что же это за… такая, которую русские все время ищут?!

  … Подходят к нам два местных джентльмена. Не ползают, не хромают, руки-ноги на месте — и на том спасибо. Предлагают купить шампанское. На ловца, как говорится, и зверь бежит. Дают, по-моему, по 15 рупий за бутылку. Пошел торг. Ну, думаю, сейчас моему придется раскошелиться. Дело в том, что родители прислали мне из Одессы две бутылки самого дорогого и дефицитного по тем временам "Голден шампейн" — "Золотого шампанского", которое разливалось не в зеленую, как обычно, а в прозрачную тару. Для красоты. Ребятам я его не показывал, чтобы не возникало предложений насчет дегустации. Отвожу индуса в сторону и говорю:

   — Счас я тебе покажу такое, чего ты здесь никогда не видывал. Голден шампейн! Андестенд? Понимаешь? — И достаю свои бутылки.

  Он их как увидел, так замахал руками:

   — Ноу, ноу! Голден — ноу! Грин бутылка давай!

   — Стояшкин, чего там у тебя? — кричат коллеги.

   — Нормально все, — отвечаю и продолжаю разборку с индусом: — Зачем тебе в зеленой бутылке? В прозрачной — дороже, лучше. Это вэри экспенсив шампань, понимаешь? Но я тебе, скупая твоя морда, отдам его по цене зеленой бутылки — грин бутылки, понимаешь? Хрен с тобой!

  Бизнес не состоялся. Ребятам, которые идут уже налегке и при деньгах, я сказал, что индус мало денег предложил и что лучше мы это шампанское выжрем, протерев предварительно бутылочку платочком, смоченным в еще непроданном, или необмененном, или неподаренном одеколоне. Что мы и сделали по пути в гостиницу.

  Через неделю я узнал, для чего нужно индусам советское шампанское.

  Наши друзья из торгпредства повезли нас на приличную ювелирную фабричку, к своим знакомым. Делают там все по-настоящему, "без дерибаса". Когда я рассказал хозяину про белую бутылку от "золотого шампанского", он долго смеялся, а потом все объяснил. Оказывается, индусы вообще не пьют шампанское. Его они просто выливают в сортир.

  Им нужна именно бутылка. И именно зеленая бутылка. И эту зеленую бутылку, которая им нужна, они разбивают. Потому что от зеленой бутылки им нужно только зеленое донышко. Из него гранят "изумруд", вставляют в оправу и втюхивают тем же русским. Так что, как говорится, от нас пришло — к нам и вернется.

  Главные события индийских гастролей развернулись в Дели, но прежде чем рассказать о них, — маленькое отступление в жанре "черной лирики", посвященное нашему пребыванию в Калькутте.

  … О, Калькутта, я запомню тебя навсегда! Особенно фуршет на пароходике, шедшем по Гангу.

  Несет свои мутные воды священная река в Индийский океан. Плывем вверх по течению с фужерами в руках. Халява, сэр! На набережной прямо в воду сходят каменные ступени. Молящиеся в реке совершают омовение и… пьют воду, которую мы кипятим 30 минут. Уже за городом на берегу кое-где виднеются костры. Это отправляют в последний путь усопших. Их здесь не предают земле, а по обычаю сжигают… А на пароходике весело. Звучит очередной тост за советско-индийскую дружбу. Поднимаем фужеры… и тут я вижу нечто такое, после чего еще долго не мог ни пить, ни есть. Плывет по реке труп. На нем сидит огромный то ли гриф, то ли орел, и поклевывает. Дальше — хуже. Еще труп, и еще, и еще… И на каждом — по пернатому… Оказывается, в бедных семьях не хватает денег на бревна для достойного костра.

  Поэтому они исполняют обряд сжигания формально и отправляют родственников в вечное плавание. И вот плывут они мимо участников фестиваля дней советской культуры в Индии...

  О, Калькутта, спасибо тебе за то, что ты подарила нам с Володей Козловым шестиногого друга! Мы нашли его на дне сковородки с тушенкой в ванной комнате нашего номера. Десятисантиметровый таракан! Мы поселили его в банке и назвали Кузей, в честь руководителя поездки. И питался он не хуже своего тезки (во всяком случае, теми же продуктами). И еще, Калькутта, я благодарен тебе за то, что здесь меня нашла чужая слава. Весь город был оклеен плакатами с физиономией местной кинозвезды, смазливого актера, на которого я был безумно похож. Под смех моих друзей я раздавал автографы мальчишкам и грелся в лучах его славы. И если со мной когда-нибудь, что-нибудь случится — пусть знает Олейников, что где-то в Калькутте живет мой двойник.

  А теперь прощай, Калькутта! Мы улетаем в Дели. Там, в столице, развернутся главные события.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 131 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Валерьевич Оригинальные рецепты Что Сделать Портала М. задорнов Воблер Советы Абхазии Югорские Об Фотографии Рыбалке Чай От Маринованные Снасти Теплице Cheerson Белые Сайта Или Рецепт Анекдоты Hangkai Ли Svat Зимой Охоты По На скорую руку Прочее Полезные Окуня Насадки 9.9 (15) л.с. Зимняя 2016 г Сергей Рецепты для рождества Возжаев Охота Щуки Без Выбор Морская Лодки Кефире Блины Сорам К чаю Город ня-чанг. вьетнам глазами туриста Семейством Рассады Простые рецепты Рыбы Яньшин Леща 2018 г Сентябрь Баню Установка Не Уход Урожай Zyd380 Юмор Васильевич Горячие супы Бани Пользователей Рекам 16 Выращивание Оладьи Рецепты Приманки Приготовить Рыбалки Путешествуем Районе Встречи Сказки Ловли Особенности Секреты Сохранить Выбрать Первый Винограда Осенью За Лодочного Своими Мотор Виды На Дома Блюда из мяса Мототрансформер Зиму Нло Щука Руками После Костерка Правильно Компот Рецепты на завтрак Всем Евгений Щуку Лодочный Помидоры Ханты-мансийска Чем Судак Мотора Про Cx-22 Для Июля Качестве Под Пвх Огурцы Архива Лодка Зимней Хранение Овощей Котлеты Ловить Ловля Блюда для детей Рыба Оружии Фото Рецепты на ужин Таёжным Рыбалка Огурцов Из Спиннинг Город нячанг. вьетнам глазами туриста Заготовки Надувная Как Такое При